blackstar

Голливудия, которую мы потеряли... ;-)

Попурри из музыки Скотта Брэдли к мультфильмам "Том и Джерри" 1940-х и 1950-х годов. Ух!
Концертная запись 2013 года. Аранжировка Питера Морриса и Джона Уилсона (компиляция лучших фрагментов музыки Скотта Брэдли из восьми разных мультфильмов). В описании к видео упоминается, что решение вопросов с авторскими правами (MGM, Warner, Sony, Turner, EMI) было кошмаром...


blackstar

совсем что ли

В один из недавних счастливых морозных дней идём с Дуней (4 г.) из сада. Болтаем.
— Пап, ты что не видишь, что тут лёд, он же скользкий?
И далее, неожиданно — с наездом:
— Ты что, совсем уже что ли — того?
Вроде как пальцем у виска покрутила. Понятно, что из сада Дуня тащит все услышанные словесные конструкции одним мешком, без разбора. Разбирать — удел родителей. Одно только недавнее «ёшкин кот не побери» чего стоит!
Притворяюсь расстроенным и обиженным:
— Дуня, а что это ты так со мной грубо разговариваешь? Ты ничего не попутала?
Уж эта лексика 90-х — «попутала». Дуня моментально отступает, улыбается слаще мёда, а глазами хохочет:
— Ой, да, пап, напутала. Всё напутала. Я хотела сказать… «Спасибо!!»
Ай, молодец, вытащила из мешка с волшебными словами — уж что попалось!

P.S.
Куртёшка трофейная, есличо.


blackstar

Шкафчик

(без названия)

С Дуней (4 г) сдали сегодня кровь из вены. Поплакала, разумеется (брали из тыльной стороны кисти — больно, в локтевом вены совсем не были видны), но конец процедуры даже понаблюдала. Приехали в садик — на любимом трамвае, раздеваемся. Дуня — барышня с ого-го каким характером, из тех, кто будет определять другим повестку дня — не то, что её папаша. Если что-то решит делать своим путём, спорить бесполезно. Биться в падучей и дрыгать ножками не будет, но сквозь слёзы всё равно переделает по-своему.
В шкафчике для одежды один крючок повыше, другой пониже, и я уже далеко не в первый раз завожу свою скрипуче-безнадежную пластинку:
— Дунь, смотри: штаны (с лямками) — видишь, какие длинные? А курточка короче. И надо курточку на нижний крючок вешать, а штаны на верхний — чтобы штанины не торчали из шкафичка.
Вешаю правильно, Дуня надувает губы и перевешивает по-своему.
— Дунь, вот ты дуришь-дуришь, дуришь-дуришь, и всё никак не остановишься! Знаешь же, что дело говорю! Когда ж ты уже вырастешь-то, а?
Дуня щурится-хитрит-смеётся:
— А я, когда вырасту, я уже не буду такая дурее!
Тоже улыбаюсь — и неожиданной грамматике, и общему радостному настрою. Ворчу:
— Ты, когда вырастешь, вообще не будешь со мной жить. Вот выйдешь замуж за принца за какого-нибудь! А я тебе буду только звонить по телефону.
Дуня как-то быстро скисает, отворачивается и — начинает рыдать.
— Что, что случилось?
Господи, не поссорились же, ничего обидного не сказал — и в мыслях не держал, вроде и не ударилась она ни обо что...
Ревёт. Обнимаю её:
— Ну скажи, что случилось-то? Ты моя хорошая…
Мокрым носом мне в грудь, что-то бормочет сквозь слёзы.
— Прости, я не расслышал, что, что ты сказала?
— Я… я… не… не хочу… замуж…
И ещё горше рыдает. Так вот оно что!
— Ну так и не пойдёшь! Если не хочешь — конечно же не пойдёшь! Я-то говорил, что когда ты взрослая будешь, лет через двадцать! А так-то мы вместе будем. Останешься со мной?
Кивает, обнимает меня крепко.
— Точно останешься?
— Угу.
Успокоилась, пошла в группу. Вдруг останавливается, возвращается к своему шкафчику и — перевешивает куртку со штанами так, как я её просил. И теперь уже уходит в группу окончательно.
А я чуть не плачу, как дурак какой.
blackstar

Круглое точим

Если ночью захотелось посмотреть на фонарь за забором, а на пути дерево, всё в каплях замерзшего дождя, то ветки кажутся круглыми. А днем, когда вместо лампы солнце, то — дерево как дерево, даже фотографировать неохота.
blackstar

(no subject)

Дуня (3 г.): «Если не найдет на небе звезды, Луна будет — плакать!»



P.S.
Архип (8 л.) назвал Дуню вредной, та почти расплакалась. Мама ее успокаивает, говорит, что вовсе она не вредная, а очень даже полезная. Дуня:
— Полезная? Я что — обед??
blackstar

ПРИСТУПЫ ВЕРНОСТИ

Пишу, чтобы рассказать одну историю из детства, которая на многие годы зацепилась в памяти крючком-вопросом, а спустя без малого сорок лет вдруг получила красивое завершение. У меня нет выбора, я буду вынужден вспомнить всех учителей по фортепиано из детства, и кажется, я помню все имена.

Начало моей музыкальной жизни было прекрасным: в мои 7 лет в музыкальную школу меня не взяли с диагнозом «дебил: ни слуха, ни ритма, ни памяти». Collapse )